Алексей Билюченко: Силовики требовали стимулировать их старания биткоинами

Громкое дело о хищении миллиардов с криптобиржи Wex (бывшая BTC-e) дошло до финальной точки. Суд над Алексеем Билюченко освещала собственный корреспондент Bits.media Лиза Германова.

Мещанский суд Москвы днем в среду, 6 сентября, начал рассматривать дело Алексея Иванова (Билюченко) — бывшего сисадмина связанной с православным бизнесменом Константином Малофеевым криптобиржи Wex. Билюченко вменяют присвоение более 3 млрд рублей. На первом заседании прокурор зачитала протоколы допросов Иванова, где тот рассказал, как из денег клиентов биржи платил взятки за покровительство людям, связанным с правоохранительными органами.

«Дипломатия с вами закончилась»

Незадолго до начала заседания в коридоре суда появился крупный мужчина в джинсовом костюме.

«Я хочу сделать заявление, — громко обратился он к собравшимся у дверей зала заседаний журналистам. — Моя фамилия Хавченко. 26 августа моя компания рейдерским путем была захвачена. Ее переписали на подставное лицо с армянским паспортом, не участвующее в процессах».

Оказалось, что это последний известный владелец Wex — участник ополчения Донецкой народной республики Дмитрий Хавченко (позывной «Морячок») — неожиданно узнавший, что, оказывается, утратил контроль над биржей.

Ваш браузер не поддерживает воспроизведение видео

Под компанией Хавченко имел в виду зарегистрированную в Сингапуре World Exchanging Services, которая и управляет (управляла) торговой площадкой.

Затем «Морячок» обратился к сидевшим в коридоре представителям признанной потерпевшей компании:

«Как это произошло, вы мне можете объяснить? Вы что, купили у меня компанию? Когда? За сколько?», — интересовался бывший ополченец Донбасса повышенным тоном.

Адвокат компании Инесса Симоненкова отвечала, что готова обсуждать этот вопрос только в рамках судебного заседания и «в правовом поле». Ее доверитель — новый гендиректор компании Игорь Правдин, действительно, по документам, гражданин Армении, — промолчал.

«Дипломатия с вами закончилась. Теперь будет другой разговор», — грозно сделал вывод Хавченко.

Ваш браузер не поддерживает воспроизведение видео

В зале заседаний Симоненкова и ее доверитель сели за стол рядом с прокурором Еленой Волковой. «На каком основании вы туда садитесь?», — не унимался бывший ополченец «Морячок».

Когда судья Варвара Оганова открыла заседание, адвокат Симоненкова ходатайствовала о приобщении к делу новых документов: данных из сингапурского реестра юрлиц о смене собственника в World Exchanging Services Pte. Ltd. Согласно бумагам, единственным акционером и гендиректором компании действительно стал Игорь Правдин. 

Адвокат попросила о замене в деле представителя потерпевшего — с Хавченко на Правдина.

«Я сомневаюсь в подлинности этих документов. Их несложно подделать! И непонятны основания для смены собственника: не приложен ни договор купли-продажи, ничего подобного. Я ходатайствую о переносе заседания до выяснения всех обстоятельств», — заявил Хавченко.

Его представитель в Сингапуре уже обратится в полицию по поводу предполагаемого захвата компании, стращал выходец из ДНР:

«Считаю, что этот человек (Правдин) — мошенник, как и адвокат. О смене руководства я только сейчас услышал».

Адвокаты обвиняемого Алексея Иванова фактически поддержали Хавченко.

«Очевиден дефект перехода права собственности на эту долю. Если потерпевший заявляет о возможных противоправных действиях, то я прошу не приобщать документы», — сказал адвокат Игорь Штанг.

Судья и правда отказалась приобщать документы к делу, а также заменять представителя потерпевшего: единственным человеком с этим процессуальным статусом в деле остался Хавченко. А Правдина и Симоненкову судья потребовала пересесть из-за стола прокурора на скамью для слушателей.

После чего судья обратилась к Хавченко:

— Вы поддерживаете свое ходатайство об отложении заседания или в этом отпала необходимость?

— Ваша честь, повторите, пожалуйста, у меня контузия, — ответил «Морячок».

После такого судья на протяжении всего заседания старалась обращаться к нему более громким голосом, нежели к остальным.

Из исследованных судьей документов следовало: до 19 августа адвокат Симоненкова представляла интересы Хавченко — пока он по каким-то причинам не отказался от ее услуг. В нулевые Симоненкова работала следователем Следственного департамента МВД, при этом дело Иванова (Билюченко) расследовал именно СД МВД.

И нынешний, и предыдущий владельцы Wex — практически наверняка люди Константина Малофеева, заметил в беседе с Bits.media журналист и автор книги «Крипта» Андрей Захаров. Игорь Правдин — полный тезка гендиректора ООО «Агротур», бенефициаром которого, по данным базы СПАРК-Интерфакс, является Малофеев. Правдин владел долями в компаниях ООО «Контур» и ООО «Имение Царьград», связанных с бизнесменом.

«Боялся, что на меня оформят кредит»

Наконец суд перешел непосредственно к Алексею Иванову (ранее Билюченко). Гособвинитель Елена Волкова коротко зачитала фабулу: с августа 2017 года по октябрь 2018-го подсудимый был системным администратором Wex. Работая из Новосибирска, по интернету, дистанционно обеспечивал, дословно, «работу учетных записей пользователей, электронных кошельков, операции по изменению баланса, изменение фактической стоимости активов, зачисление и вывод средств».

24 октября 2018 года, строго с 10 до 11 часов утра по Новосибирску, считает гособвинение, у Билюченко «возник преступный умысел на хищение денежных средств».

Тогда подсудимый, настаивает гособвинение, «преследуя корыстную цель», «используя права системного администратора, выставил значение „ноль“, соответствующее блокировке всех операций, производимых пользователями криптобиржи» и «полностью исключил доступ к криптовалюте собственников биржи». Таким образом присвоив «вверенную ему криптовалюту», полагает гособвинение, — на сумму, которая по курсу на тот день соответствовала 3 167 433 649 рублям.

«Да, обвинение мне понятно. Вину признаю в полном объеме», — ответил худощавый 43-летний человек в очках, запертый в прозрачной клетке.

Давать показания суду Иванов-Билюченко отказался, использовав конституционное право не свидетельствовать против себя — и сослался на слишком большой объем технической информации, которую пришлось бы изложить. Однако затем он согласился ответить на несколько вопросов гособвинения и суда по поводу исследованных письменных материалов дела.

— По каким причинам вы в начале 2022 года (практически накануне задержания. — Bits.media) решили сменить имя?

— Мои персональные данные были с 2018 года опубликованы в интернете. Я боялся, что на меня оформят кредит, или будут еще какие-то инсинуации. Это могло мне повредить, — объяснил Иванов, бывший Билюченко.

Адвокаты подсудимого попросили суд приобщить к делу несколько документов в качестве характеризующего материала: эти были выписки из медкарты о его хронических заболеваниях, а также благодарственное письмо Алексею Билюченко за участие в поисково-спасательном отряде LizaAlert.

Под конец гособвинитель Волкова зачитала характеристику на Иванова от администрации СИЗО, где тот содержится:

«На меры воспитательного характера реагирует, но должные выводы делает не всегда. Зарекомендовал себя посредственно!»

«Требовал, чтобы я простимулировал старания»

Слушания идут в особом порядке: его задействуют, когда подсудимый полностью согласен с обвинением, — а значит, в судебном следствии и изучении доказательств нет необходимости. Тем не менее, прокурор Елена Волкова попросила у суда разрешения огласить показания, которые Билюченко-Иванов давал на стадии предварительного следствия — и подробно зачитывала их несколько утомительных часов подряд.

На одном из первых допросов, по ее словам, Иванов рассказал, что в 2017 году лично познакомился с Константином Малофеевым. Это произошло благодаря адвокату Тимофею Мусатову, который впоследствии защищал бывшего руководителя Wex Александра Винника — тому в США предъявили обвинение в кибермошенничестве. В 2020 году Мусатов погиб, по официальным данным, в результате несчастного случая.

Мусатов организовал встречу в московском «Новинском пассаже»: Малофеев консультировался с Билюченко по поводу инвестиций в криптовалюту, а также дал понять, что «обладает финансовыми возможностями и обширными связями в правоохранительных органах, включая ГРУ и ФСБ». Бизнесмен пообещал помогать Билюченко «в решении любых возникающих вопросов», «оказывать покровительство» и обеспечивать защиту бизнеса при «притязаниях третьих лиц». С этой целью он предоставил Иванову-Билюченко охранника Олега Михайлова, а еще несколько людей охраняли членов семьи Иванова.

Позже, следует из показаний, на еще одной встрече в офисе группы компаний «Царьград» Малофеев потребовал от Билюченко подписать «меморандум о взаимопонимании» (документ, где излагались требования, связанные с конфиденциальностью и возможными претензиями). А также обсудил планы создания государственной криптобиржи под звучным названием «Владэкс».

На следующих многочисленных допросах Иванов изобличил несколько человек, которые за криптовалютные взятки обещали обеспечить Wex и ему лично безопасность плюс отсутствие проблем с правоохранительными органами.

Среди них названы тот самый охранник Олег Михайлов, его «бывший бизнес-партнер» Борис Пак с сыном Александром Паком. Михайлов в разное время знакомил Билюченко с «бывшим высокопоставленным сотрудником Госнаркоконтроля по фамилии Кандиков» и «сотрудником ФСО по имени Вячеслав», — эти люди также должны были помочь сисадмину разрешить все проблемы.

Во время конфликта с Малофеевым (суть конфликта гособвинитель, зачитывая показания, не раскрыла) Михайлов, отец и сын Пак пообещали Билюченко помощь и защиту от уголовного преследования: но для этого, по словам гособвинителя, потребовали 1200 биткоинов на взятку для некоего сотрудника управления собственной безопасности ФСБ. Эти люди требовали у Билюченко криптовалюту за покровительство еще несколько раз, утверждал обвиняемый в показаниях.

Однако биткоины не защитили Билюченко от знакомства с сотрудниками ФСБ по имени Игорь и Григорий, которые под угрозой уголовного преследования потребовали от него передать базу всех пользователей Wex.

Во время одной из встреч в приемной ФСБ, которая состоялась по требованию самого Малофеева, Игорь с Григорием заявили Билюченко, что «если у него при себе диктофон, то его отвезут в «Лефортово».

В августе 2018 года они инициировали обыск в доме Билюченко в Новосибирске, считает подсудимый. В какой-то момент Билюченко понял: Михайлов, отец и сын Пак «не могут оказать реальной помощи и просто используют его».

В результате своих проблем с правоохранительными органами Билюченко познакомился с оперативником отдела «К» МВД (занимается киберпреступлениями) Георгием Сатюковым.

«Сатюков сказал, что нужна база пользователей Wex, — рассказывал Билюченко. Он позволил оперативникам выгрузить базу. — Я осознавал, что способна произойти утечка и третьи лица могут получить доступ к чужим кошелькам. В связи с этим я незаметно для сотрудников полиции зашел в базу данных, в специальную таблицу управления, где заблокировал все проводимые операции. Тем самым операции прекратились. А средствами хотел распорядиться по собственному усмотрению», — так Билюченко объяснял хищение трех с лишним миллиардов рублей.

Затем шантажировать Билюченко начали уже оперуполномоченный под именем Георгий Сатюков и его «доверенное лицо», бывший сотрудник правоохранительных органов Дмитрий Соколов.

«В ходе общения Сатюков сказал, что знает обо всех моих проблемах, в том числе об объеме моих активов, — уверял обвиняемый. — Под воздействием психического принуждения я отдавал им свою криптовалюту».

Обычно от Билюченко требовали сумму в 1300 биткоинов раз в несколько месяцев — что тогда соответствовало примерно $5 млн.

В какой-то момент Дмитрий Соколов присмотрел себе автомобиль Porsche и две квартиры в центре Санкт-Петербурга.

«Сказал, что я должен простимулировать его старания — иначе он воспользуется связями», — рассказывал Иванов.

В другой раз Георгий Сатюков сообщил, что существует некое уголовное дело, связанное с рассылкой ложных сообщений о готовящихся терактах — и Иванову как оператору криптобиржи необходимо было дать по нему показания. «Сотрудник полиции опросил меня. Опрос был очень легким, и Сатюков сообщил, что за это я должен быть благодарен ему (намекая на очередную взятку)», — настаивал обвиняемый.

Благодаря этим денежным вливаниям от Билюченко Соколов приобрел еще одну квартиру, несколько земельных участков и апартаменты в самом высоком небоскребе Дубая и мира «Бурдж-Халифа», а Сатюков — автомобиль, несколько нежилых помещений в Саратове и квартиру в элитном московском ЖК. Свои активы полицейский оформлял на брата, чтобы не декларировать, следует из документов гособвинения.

Олег Михайлов после конфликта с Билюченко больше не стал требовать от него ежемесячных выплат — но однажды в марте 2018 года угрозами «потребовал $300 000 за освобождение из плена сына одного из руководителей ГРУ», — рассказывал обвиняемый.

Еще один человек, в отношении которого Иванов дал подробные показания — значившийся создателем и бывшим директором Wex Дмитрий Васильев. Он на постоянной основе расхищал средства пользователей, утверждал Иванов в своих показаниях.

Сейчас на основе всех этих показаний возбуждено несколько уголовных дел, рассказала гособвинитель Волкова.

В октябре 2022 года появилось дело о получении взятки и фальсификации доказательств в отношении Георгия Сатюкова. А Дмитрию Соколову вменили посредничество во взяточничестве. В декабре 2022 года были выделены материалы в отношении Олега Михайлова и Бориса Пака: их обвиняют в особо крупном мошенничестве. В марте 2023 года Михайлову вменили еще один эпизод мошенничества.

«У меня с логистикой сложно»

Ближе к концу заседания судья Оганова вспомнила о герое первых минут заседания и спросила у Хавченко: получил ли тот уже какое-либо возмещение от Иванова. Бывший ополченец ответил отрицательно. Ранее он в гражданском порядке заявил о претензиях к Иванову в размере примерно 16 млрд рублей — это гораздо больше ущерба, установленного следствием. Но в судебном заседании потерпевший решил снизить объем своих требований до суммы, фигурирующей в уголовном деле.

«Я останавливаюсь на трех миллиардах. Так проще, — пояснил Хавченко. — Понимаю, что нахождение человека в тюрьме уже является наказанием. Поэтому считаю достаточным на этом и закончить. Хочу, чтобы человек рассчитался, вышел на свободу и каждый из нас занялся своим делом».

Когда ближе к вечеру встал вопрос о том, чтобы отложить заседание, Хавченко активно возражал:

«Ваша честь, у меня с логистикой сложно. Я езжу из Крыма, иногда мост закрывают», — говорил «Морячок», давая понять, что до июня часто находился в командировках в зоне боевых действий.

Однако суд не внял просьбе ветерана. На следующем заседании суд должен провести прения сторон и выслушать последнее слово Иванова — не исключено, что в тот же день будет вынесен и приговор. Заседание назначено на 20 сентября.

Потерянные тысячи биткоинов: история российской биржи BTC-e

Источник

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»